Эксклюзив
Капитонова Наталия Кирилловна
17 апреля 2018
546

Британские премьер-министры. Политические портреты

Main ka

В Издательстве «Международные отношения» вышла монография известного российского англоведа, профессора кафедры истории и политики стран Европы и Америки Н.К.Капитоновой «Британские премьер-министры. Политические портреты», которая посвящена деятельности семи премьер-министров Великобритании второй половины ХХ — первых двух десятилетий ХХI века. Некоторые из них, являясь яркими и противоречивыми фигурами, оставили заметный след в истории страны. Других, менее сильных личностей, оказавшихся к тому же заложниками обстоятельств, вспоминают как слабых премьер-министров.

Учитывая особую актуальность в настоящее время британской проблематики в связи с событиями в Великобритании вокруг отравления бывшего российского гражданина Скрипаля и его дочери, важность и своевременность этой книги, герои которой показаны на фоне наиболее важных событий недавней истории, трудно переоценить. Она позволяет взглянуть на происходящее ретроспективно, что, в свою очередь, помогает лучше разобраться в современных тонкостях британской политики, понять побудительные мотивы тех или иных действий британских руководителей, в том числе и в отношении нашей страны.

Наполненная множеством красочных, ранее неизвестных эпизодов, показывающих путь в политику ведущих британских деятелей, а также их поведение в разных обстоятельствах, к тому же не скрывающая авторскую симпатию или антипатию к представленным героям, эта книга будет интересна не только специалистам-международникам, студентам, специализирующимся по Великобритании, но и более широкому кругу читателей, проявляющих интерес к британской истории.

Кто эти семь исторических фигур, чьи характеры, жизненный путь и свершения так увлекательно выписаны в представленной монографии?

Наиболее яркой после У.Черчилля фигурой второй половины прошлого века, о которой также пишут книги и ставят пьесы, снимают кинофильмы, является Маргарет Тэтчер, которая установила рекорд по длительности пребывания на посту премьер-министра — 11,5 лет, трижды подряд побеждая на выборах. Как бы мы к ней не относились, как к личности — а в ней было много такого, что не вызывало симпатии, — Тэтчер считается выдающимся премьер-министром и в табели о рангах занимает верхние строчки. Ее главной заслугой считается проведение масштабной социально-экономической модернизации, которая позволила остановить длившуюся многие десятилетия «британскую болезнь», вытащить страну из болота экономического упадка и политического забвения, создать прочную базу для тех высоких достижений, которые впоследствии — в 90-х и нулевых — демонстрировала Великобритания. Безусловно, за этот жесткий экономический курс было заплачено в полной мере — беспрецедентным ростом безработицы, небывалым социальным расслоением и расовыми волнениями. Неудивительно, что до сих пор имя Тэтчер вызывает у британцев сильные чувства.

Сами по себе успехи в экономике уже достаточны, чтобы назвать ее одним из выдающихся премьеров. Но они были подкреплены весомыми успехами в сфере внешней политики, главными из которых были: победа в Фолклендской войне, способствовавшая возрождению национального самосознания британцев, восстановлению влияния страны в мировой политике; установление интенсивного политического диалога с Москвой по широкому спектру проблем, что превратило его в важную составляющую мировой политики, предоставив Великобритании возможность стать катализатором в сближении между Западом и Востоком; а также так называемый «британский чек», определивший отношения с партнерами Британии по Евросоюзу вплоть до сегодняшнего дня — эта формула позволила стране получить назад из бюджета Союза 75 млрд ф. ст. Читатель узнает много интересного о взаимоотношениях Тэтчер с мировыми лидерами, в частности, с Рейганом и Горбачёвым, о ее внешней политике и отношении к европейским партнерам, о политике в германском вопросе, о ее семье, отношениях с Елизаветой II, с интеллигенцией, о том, как она провела последние годы жизни, а также многое другое. К концу 1980-х Тэтчер приобрела такой вес в мировой политике, что складывалось впечатление, будто Британия стоит на одном уровне со сверхдержавами. И всего этого добилась женщина. Конечно, Тэтчер выиграла не все свои сражения, были просчеты, ошибки. Порою она поддавалась эмоциям, ее заносило, она начинала поучать другие страны и народы, как им жить. Но если бы этих просчетов не было, она считалась бы самым выдающимся премьер-министром ХХ столетия, а так, по мнению ведущих британских историков и политиков, Тэтчер занимает 3–4 место.

Личность Эдварда Хита, предшественника Тэтчер на посту лидера консервативной партии, привлекает тем, что это едва ли не единственный британский премьер-музыкант и дирижер. После ухода в отставку он выступал в качестве приглашенного дирижера со многими ведущими симфоническими оркестрами мира. А еще, будучи действующим премьером, Хит как яхтсмен, капитан команды, участвовал в международных парусных соревнованиях и побеждал. Он прожил большую и яркую, наполненную событиями жизнь, и хотя пробыл премьером всего три года — несравнимо меньше, чем сменившая его на посту лидера партии ненавистная Тэтчер, — он, тем не менее, оказался весьма удачлив в главном — в осуществлении давней мечты — привести страну в Европу. Именно Хит начинал переговоры о вступлении Британии в ЕЭС и он же их уверенно довел до логичного конца в 1972 г. Независимо от того, как оценивать это событие — как катастрофическую ошибку (так считают евроскептики) или же как величайшее достижение (это мнение евроэнтузиастов), его имя навсегда вписано в британскую историю.

Любой, кто пришел бы на смену такой яркой личности как Тэтчер, выглядел бы на ее фоне серым (именно так она назвала своего преемника Джона Мэйджора), «безыдейным», «третьеразрядным политическим деятелем», «клинически неспособным принять решение». Тем более что на посту премьер-министра его сменил другой яркий политик — Тони Блэр. Это удел тех, кто располагается между двумя «равно опасными противоположностями» — обе стороны называют их нерешительными. Поскольку на Мэйджоре закончилось в 1997 г. победное 18-летнее правление консерваторов, его после провала на выборах и ухода в отставку не пинал только ленивый. Ему даже поставили в вину, что как лидер тори он не позволил партии расколоться. Но с правлением Мэйджора связаны такие важные вехи в британской истории, как победа в войне 1991 г. в Персидском заливе, подписание Маастрихтского договора, открывшего путь к созданию Европейского союза и наделившего Великобританию особым статусом в ЕС. Его внутренняя политика получила название «тэтчеризма с человеческим лицом».

Мэйджор стал последним премьером-консерватором ХХ столетия. Более половины срока своего правления он подвергался нескончаемым нападкам СМИ, тори-заднескамеечников и членов кабинета. Но его премьерство нельзя считать провалом, как поспешили заявить многие бывшие коллеги. По прошествии 15 лет так поносимый ими Мэйджор занял в рейтинге британских премьеров послевоенного времени довольно высокое — 6-е — место, оставив позади себя многих других. В мемуарах он принес извинения за допущенные просчеты и ошибки, что является большой редкостью.

Один из очерков посвящен Тони Блэру, занимающему в рейтинге британских премьер-министров ХХ–ХХI вв. одно из самых высоких мест. Мало к кому судьба благоволила так, как к Блэру. Он оставил о себе память как о блестяще начинавшем политике, подававшем большие надежды и опиравшемся на беспрецедентную народную поддержку лидере (в сентябре 1997 г. его рейтинг в стране составлял более 90%, в собственной партии — 99%), совершившем в 1997 г. «мирную революцию», модернизировавшем лейбористскую партию и страну, добившемся мира в Северной Ирландии, единственным из премьеров-лейбористов трижды подряд побеждавшем на выборах, чуть было не догнавшим Тэтчер по длительности пребывания на посту премьера, но так бесславно закончившим — ушедшим в отставку если и не с позором, то окончательно потерявшим уважение соотечественников. Несмотря на все достижения, имя Блэра в британской истории будет навсегда связано с позорной Иракской войной, в которую Великобритания ввязалась под предлогом, как теперь известно, полностью сфальсифицированным. Имя Блэра связано еще и с войной НАТО против Югославии, в которой он проявил себя в качестве главного ястреба, а вовсе не «пуделя» Клинтона и Буша, в противовес обвинениям британских депутатов. Читателю будет интересно узнать, какой вердикт вынесла этому баловню судьбы независимая комиссия, расследовавшая обстоятельства вовлечения Великобритании в войну против Ирака. Мечтой Блэра, как он пишет в мемуарах, было «уйти до того, как тебя перестали слушать, перестали любить и начали ненавидеть.» Судьба сыграла с ним злую шутку — он вынужден был уйти именно так, как опасался.

Его преемник Гордон Браун правил всего лишь три года. Именно на нем завершилось рекордное для лейбористов 13-летнее правление. Браун шотландец, историк, преподаватель политических наук, человек мрачный и нехаризматичный, но талантливый, считается лучшим за более чем 100 лет и наиболее влиятельным британским министром финансов. С его именем связано экономическое процветание Британии на рубеже ХХ–ХХI в. Он же стал одним из самых слабых премьер-министров. Это лишний раз подтверждает, что не каждый хороший технократ способен руководить страной, для этого нужны особые качества — обладание харизмой, умение внушать доверие, повелевать. Этого у Брауна не было. И все же в его активе — спасение британской финансовой системы в период мирового финансово-экономического кризиса 2008 г., а также спасение Соединенного Королевства от распада в 2014 г. в период референдума по вопросу независимости Шотландии.

Подобно Блэру, чье имя в британской истории неразрывно связано с позором иракской войны, имя Дэвида Кэмерона, премьера-аристократа, потомка короля, дальнего родственника королевы Елизаветы, навсегда ассоциируется с решением референдума о выходе Британии из Евросоюза. Именно он затеял рискованную игру вокруг референдума, поставив на кон судьбу страны ради преодоления внутри- и межпартийных разногласий с Партией независимости Соединенного Королевства, — и проиграл. Так бесславно закончилось правление первого премьер-министра-консерватора ХХI века, яркого лидера, политическая карьера которого была даже более стремительной, чем у Блэра: он стал лидером партии уже через четыре года после того, как попал в парламент. Кэмерон чуть было не довел страну до распада, проведя в сентябре 2014 г. референдум по вопросу независимости Шотландии, который чудом закончился для него благополучно. Сейчас он считается одним из самых худших британских премьер-министров.

Последний очерк посвящен еще одной женщине на посту премьера — Терезе Мэй. На начальном этапе правления ее любили сравнивать с легендарной баронессой: обе — представители среднего класса, возглавившие партию и страну в период национального кризиса. В последнем случае — период глубокого внутриполитического кризиса, вызванного отставкой главы кабинета, шатким положением лидера оппозиции, кризиса который развивался на фоне угрозы серьезного экономического спада в связи с Брекзитом, в условиях, когда будущее Соединенного Королевства представлялось, да в общем и сейчас представляется в определенной степени туманным. Не ясно, сможет ли оно сохраниться Соединенным и не стать Разъединенным.

Послужной список Мэй в правительстве больше, чем у Тэтчер. По характеру они схожи — обе закрытые, упрямые, не склонные к шуткам и светской болтовне, жесткие политики-прагматики, воинственные, сильные в деталях, скрытные, не доверяющие коллегам-министрам, полагающиеся на узкий круг советников, трудоголики. Считается что Мэй, в отличие от баронессы, не обладает женской привлекательностью, в ее арсенале такое сильное для женщины-политика средство, мастерски применявшееся Тэтчер, отсутствует.

Мэй существенно повлияла на изменение имиджа консервативной партии: верно поставив диагноз, назвав ее в 2002 г. «скверной партией», демонизирующей меньшинства, дискриминирующей женщин, выступающей против европейской интеграции, она запустила процесс демократизации партии. Благодаря ее усилиям (при поддержке лидера тори Кэмерона) представительство женщин-консерваторов в палате общин увеличилось с 13 ( в 1997 г.) до 67 (в 2017 г.)

Мэй поднялась на высшую ступеньку власти с поста министра внутренних дел (вторая женщина на этом посту), пробыв на нем шесть лет. Поэтому все просчеты спецслужб, допустивших в 2017 г. серию терактов в стране, связывают с ее политикой в качестве министра. На фоне совершенных ею в прошлом и в настоящее время явных ошибок (достаточно упомянуть грубейший просчет с внеочередными выборами летом 2017 г.), существенно ослабивших позиции правительства тори в стране, а также на переговорах по Брекзиту с Брюсселем, понятно стремление Мэй продемонстрировать жесткость, воинственность, непримиримость, консолидировать британское общество и своих европейских партнеров при помощи традиционного, неоднократно испытанного в прошлом средства — «российской угрозы». Сейчас перед «чертовски трудной женщиной» — стоят важнейшие задачи — с наименьшими для страны потерями выйти из Евросоюза, не развалив при этом Соединенное Королевство, добиться выгодных условий существования с ЕС в будущем, не допустить из-за Брекзита утраты Британией статуса ведущей европейской державы, главного союзника США, задающего тон в НАТО. Ради этого она готова пожертвовать отношениями с Россией.


Источник: Портал МГИМО

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован